Сергей Шпилько: «Мы переживаем беспрецедентный кризис – два в одном»

Сергей Шпилько занимался вопросами развития туризма и гостиничного хозяйства на государственной службе с 1993 года с редкими передышками, а в общественных организациях – непрерывно и до сих пор. С середины марта занял позицию почетного президента Российского союза туриндустрии (РСТ), продолжает руководить комиссией по туриндустрии Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). В нынешней ситуации мы не могли не спросить, как Сергей Павлович оценивает состояние туриндустрии сегодня и каким видит ее будущее.

- Сергей Павлович, вы верите, что туризм переживет этот невиданный кризис?

- Верю. Люди не перестанут путешествовать, услуги турбизнеса и индустрии гостеприимства будут востребованы. Рынок достанется тем, у кого хватит сил продержаться и выйти из кризиса еще более сильным и закаленным. Человечество переживало эпидемии и пострашнее, причем с гораздо более скромным арсеналом средств для борьбы с ними.

- Как вы предполагаете, когда удастся выйти из кризиса?

- Чаще всего звучат прогнозы, согласно которым восстановление туристического рынка начнется в третьем-четвертом квартале этого года. Возможно, даже в июне. Ссылаются на то, что в Китае и ряде других стран внутренние туристические маршруты уже начинают работать. Очень хочется надеяться, что эти прогнозы оправдаются. Но нельзя исключать и другие варианты.

Аналитики, в частности, из международной консалтинговой компании McKinsey оптимистичную траекторию выхода из кризиса графически изображают буквой V, средний вариант – как U. А пессимистичные прогнозы говорят, что выход из кризиса растянется на несколько лет. Я склоняюсь к последнему варианту.

И дело не только в том, что осенью может прийти новая волна эпидемии, а еще и в неравномерности распространения коронавируса в стране и, тем более, в мире. Если дожидаться изобретения эффективных лекарств и вакцины, победы над Covid-19 повсеместно, пройдет слишком много времени. Туристический рынок может быть разрушен почти до основания. Сколько компании смогут существовать без доходов, а люди продержаться без работы и зарплаты, когда больше половины населения не имеют накоплений?

Если же полного завершения пандемии не дожидаться, то направления транспортного сообщения и туризма, вероятно, придется открывать по-очереди, по мере улучшения ситуации. На процесс принятия таких решений могут влиять разные факторы – вспомните Египет. И восстановление туристического рынка может сильно затянуться.

Другое дело, что после возобновления полетов ведущие игроки – туроператоры, гостиницы, круизных компании и их агенты будут реанимировать бизнес быстрее и получат большую долю рынка. Но, как это было после всех предыдущих кризисов, численность обслуженных туристов будет восстанавливаться быстрее, чем финансовые показатели. И после каждого кризиса рентабельность турбизнеса надолго снижается.

При этом, если из кризисов, например, 1998, 2008 годов турбизнес и индустрия гостеприимства выходили за год-полтора, то из 2014-го многие не выкарабкались до сих пор. А нынешний кризис и вовсе беспрецедентный.

- Потому что, по сути, это два кризиса одновременно?

- Я бы сказал – два кризиса в одном. И оба – наиболее тяжелые со времен Второй мировой войны.

Один – вторичный – экономический, чрезвычайно масштабный с точки зрения и спроса, и предложения, а такое на нашем веку случается впервые. Выход из него, не считая действия таких факторов, как длительность и распространенность пандемии, зависит от эффективности мер государственной поддержки бизнеса. Но, учитывая ситуацию с оплатой труда и очередное падение курса рубля, резкое снижение платежеспособного спроса населения неизбежно. В первую очередь, на отдых и турпоездки – наряду с недвижимостью и товарами престижного потребления.

Второй кризис – первичный, связанный непосредственно с эпидемией. Если не говорить о заболеваемости и летальности, он, прежде всего, социально-психологический. Страны и слои общества, менее развитые экономически, переживут его сравнительно быстрее в том смысле, что к высоким рискам для здоровья им, к сожалению, не привыкать. А более продвинутым в смысле доходов и уровня образования социальным группам, которые, в первую очередь, и генерируют турпотоки, придется сложнее. Их ждет серьезная корректировка мировосприятия и психологии потребления, в том числе в сфере туризма. Вместе с тем, для турбизнеса здесь кроются новые вызовы и возможности.

- Что вы имеете в виду?

- Кризис, особенно, психологический, ускорит развитие тенденций, и ранее наблюдавшихся в формировании спроса на путешествия: цифровизация сервиса, индивидуальный подход к клиенту, экологичность турпродукта, расширение географии маршрутов, разнообразие форматов обслуживания и т.д. Но очевидно опережающими темпами будет расти спрос на безопасность путешествий, на учет таких факторов, как санитарно-эпидемиологическая обстановка, уровень развития здравоохранения в стране или регионе временного пребывания, качество ассистанса и вообще страхового продукта, включая вопросы его наполнения вплоть до эвакуации.

Еще более избирательным станет клиент в отношении круга общения в поездке, приватности отдыха и путешествий семьей или другой малой группой.

Какие-то новые черты спроса проявятся быстрее, какие-то медленнее. Но это произойдет. Например, пока не прошел шок от эпидемии, шансы быстрее вернуть клиентуру имеет тот санаторий, который предложит четкие условия санитарно-эпидемиологического контроля.

Иными словам, режим самоизоляции – самое время подумать не только над тем, как в нынешних условиях выжить, но и как сыграть на опережение, в том числе с точки зрения актуализации ассортимента и качества турпродукта, когда на рынке начнется новый виток конкуренции.

Более того, не исключено, что работа в этом направлении отчасти повысит предпочтительность поездок через турфирмы по отношению к самостоятельным. Например, если турпакет окажется более безопасным, в том числе в плане страхования рисков по выгодной цене. Разница с тем, как в условиях остановки международного авиасообщения возвращались в страну организованные туристы и как самостоятельные, может стать показательной.

- Как вы оцениваете меры поддержки туриндустрии со стороны государства в условиях кризиса?

- Хорошо, что турбизнес, гостиницы и санаторно-курортный комплекс оказались в числе видов экономической деятельности, признанных наиболее пострадавшими и нуждающимися в первоочередной поддержке. Хорошо, что отсрочили налоги и сборы – но все-таки надеюсь, что будут объявлены настоящие налоговые каникулы или задолженности по налогам и платежам в социальные фонды будут списаны задним числом. Хорошо, что решили вопрос по распечатке фондов персональной ответственности туроператоров в «Турпомощи».

Понятно, почему первый пакет помощи адресован, в основном, малому и среднему бизнесу, хотя и до него он доходит с большим трудом, особенно, в отношениях с банками. Но пора вспомнить о крупных компаниях и институциональных инвесторах, которые остались один на один со своими кредитными проблемами, долгами перед потребителями, партнерами, трудовыми коллективами.

Надо распространить на них льготы, установленные в связи с кризисом для предприятий среднего и малого бизнеса. Надо сформировать с помощью региональных органов управления туризма и ассоциаций перечень таких компаний и решать их проблемы, в том числе с участием тех же органов власти в режиме ручного управления.

Пора, наконец, обеспечить финансовую поддержку предприятий туриндустрии в виде субсидий и льготных кредитов для сохранения рабочих мест, оплаты аренды, коммунальных услуг и возмещения ущерба по несостоявшимся турам не только в отношении возврата части средств по авиабилетам.

Ситуация, когда объявляются длительные выходные с сохранением зарплаты, выглядит как откровенное перекладывание прямой ответственности государства на плечи бизнеса, который и без того еле дышит. Поэтому я за полноценный карантин с признанием форс-мажора по всем договорам и поддержанием за счет средств фонда народного благосостояния покупательной способности работников частных предприятий, вынужденно приостановивших свою деятельность из-за кризиса.

И обязательно надо восстановить в туризме действие такого понятия, как форс-мажор, с внесением соответствующих изменений в статью 14 закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». Не должен турбизнес оплачивать все убытки туристов, возникающие в результате катаклизмов, эпидемий, терактов и других чрезвычайных ситуаций, тем более что чем дальше, тем все чаще возникают подобные обстоятельства.

Источник: RATA-news


06.04.2020