Законопроект о курортном сборе принят во втором чтении. Достижения и потери

Госдума в минувшую пятницу приняла во втором чтении законопроект о введении в ряде регионов пилотного проекта по взиманию платы за пользование курортной инфраструктурой. Мы решили проанализировать, что учли, а что оставили за бортом законодатели из предложений РСТ, РСПП и ФНПР. 

Учтено:

- создается общественный совет с участием туриндустрии;

- сузился перечень объектов, на проектирование, строительство, реконструкцию, содержание и благоустройство которых могут расходоваться средства, полученные от курортного сбора;

- из проекта исключено положение о возможном распространении сбора на всю страну;

- средства от сбора, в конечном счете, должны поступить в бюджеты муниципальных образований, на территории которых проводится эксперимент;

- отодвинуты, хоть и незначительно, сроки начала эксперимента;

- на первый год его проведения максимальная сумма сбора в расчете на день снижена со 100 до 50 рублей. 

Не учтены вот такие важные предложения:

- оценить расходы на проведение эксперимента;

- возложить функции взимания сбора на налоговые органы;

- сделать сумму сбора разовой, а не в расчете на день, снизив ее до 50-100 рублей;

- отложить проведение эксперимента на более поздний период, например, до завершения классификации средств размещения, и сократить сроки проведения эксперимента до двух лет. 

Правда, вопрос о том, когда начинать эксперимент, законопроект оставляет на усмотрение региональных и местных властей. Точнее, законы субъектов РФ о проведении эксперимента должны быть приняты до конца текущего года, а взимать сбор можно не раньше 1 мая 2018 г. То есть, в региональных законах могут быть прописаны и более поздние сроки начала эксперимента. И тот же Краснодарский край, например, может преподнести подарок участникам и гостям Чемпионата мира по футболу 2018, отложив введение сбора до завершения матчей. 

Право инициировать участие территории в эксперименте и выхода из него принадлежит муниципальным образованиям. Они же вносят предложения по определению величины курортного сбора и расширению категорий лиц, освобождаемых от его уплаты, сверх перечня, предусмотренного федеральным законом о проведении эксперимента. 

И муниципалитеты же вносят предложения о конкретном перечне работ по содержанию и развитию курортной инфраструктуры, финансируемых за счет средств сбора. Но окончательно этот вопрос решается на уровне субъекта РФ, в бюджет которого оператор курортного сбора перечисляет полученные средства. Они зачисляются в региональный фонд развития курортной инфраструктуры и затем в виде межбюджетных трансферов поступают в муниципальные бюджеты участвующих в эксперименте городов-курортов. В размере «не менее 70 процентов прогнозируемого объема доходов бюджета субъекта Российской Федерации от уплаты курортного сбора на территории этого муниципального образования и не менее 100 процентов – в последующие годы эксперимента». 

Еще одной стороной, принимающей участие в управлении экспериментом, является общественный совет, который создается при уполномоченном по руководству проведением эксперимента органе субъекта Российской Федерации. В его состав совета «должны быть включены представители операторов курортного сбора, общественных и экспертных организаций, действующих на территории эксперимента». А в функции совета, помимо общественного контроля за использованием средств фонда развития курортной инфраструктуры, входят выработка предложений по организации проведения эксперимента, формированию перечня выполняемых работ, по величине сбора, по дополнительным категориям льготников и по прекращению участия муниципального образования в эксперименте. 

Непонятно, правда, почему общественный совет, как и фонд, формируется на областном, краевом или республиканском уровне, когда речь идет о решении вопросов, относящихся к компетенции муниципальных органов власти, которые, по сути, и отвечают за взимание сбора. И вообще, почему средства, полученные от сбора, должны поступать в муниципальный бюджет через бюджет субъекта РФ, а не напрямую? Не в недоверии же к местным властям причина такой сложной конструкции. 

Видимо, это и дань лоббизму губернаторов, и способ показать, что федеральный центр заботится об изыскании дополнительных источников пополнения региональных бюджетов, хотя средства от сбора, в конечном счете, поступят муниципальным образованиям. Напомним, что, по данным Счетный палаты РФ, дефицит консолидированных бюджетов регионов по состоянию на 01.03.2017 г. составил 790 млрд. рублей, а общий объем госдолга субъектов в прошлом году – 2,3 трлн. рублей. 

Вообще, хотя речь идет об эксперименте по введению курортного сбора, законопроект создает прецеденты решения более широкого круга вопросов развития туриндустрии. Вспомните, например, проект закона Галины Хованской «О внесении изменения в статью 17 Жилищного кодекса Российской Федерации (в части запрета использования жилых помещений в качестве гостиницы, иного средства временного размещения, а также предоставления в них гостиничных услуг)», принятого единогласно в первом чтении депутатами Госдумы 13 мая прошлого года. Вспомните, сколько копий было сломано по этому поводу. 

И что? Поскольку на первый план в данном случае выходит изыскание новых источников пополнения бюджетов, на территории эксперимента этот вопрос решается без долгих прений. Согласно п. 2 ст. 3 законопроекта о курортном сборе объект размещения определяется как «индивидуально-определенное здание или помещение в здании, предназначенное для предоставления гостиничных услуг, услуг по временному коллективному или индивидуальному размещению, а также жилое помещение, пригодное для временного проживания». А оператором курортного сбора становится «юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, осуществляющие в соответствии с законодательством Российской Федерации деятельность по предоставлению гостиничных услуг и (или) услуг по временному коллективному или индивидуальному размещению и (или) деятельность по обеспечению временного проживания (включая деятельность по предоставлению в пользование жилых помещений), в том числе в жилых помещениях». 

Таким образом сложнейший вопрос вывода из теневого оборота на курортах так называемого частного сектора предлагается в рамках проведения эксперимента решить самим муниципальным образованиям. Не случайно критики законопроекта предлагали передать эти функции налоговикам и не случайно те от них категорически отказались. 

Надо отдать должное объему работы, проведенной за непродолжительное время между первым и вторым чтением. Об этом свидетельствует и масштаб изменений в тексте законопроекта, где внесенные поправки выделены жирным шрифтом. И тот факт, что этих поправок депутатами было предложено более 200. Правда, прошли, в основном, те из них, которые вносил комитет Госдумы по бюджету и налогам, но есть и часть из тех, что обсуждались, например, на встрече руководства РСПП, ФНПР и РСТ с министром по делам Северного Кавказа Львом Кузнецовым 4 июля с.г. 

Например, повторим, исключено упоминание о возможности распространения эксперимента на территорию всей страны. Но сбор уже стучится в каждый регион, в каждый город. Не случайно на парламентских слушаниях в Госдуме 10 июля глава администрации Евпатории предложил назвать сбор «курортно-туристическим». 

Выступая в минувшую пятницу на пленарном заседании, председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров сказал, что законопроект вызвал «очень бурное обсуждение в обществе, экспертном, профессиональном сообществе» Что же, во многом благодаря этому сумма сбора в нем не та, что предлагали на первых этапах подготовки проекта – 150 рублей и более, да и многие положения сформулированы иначе. 

Впрочем, риски, связанные с проведением эксперимента, сильно не уменьшились. А если туриндустрия не примет активное участие в его проведении (помимо взимания самого сбора), в том числе в рамках общественных советов, если не организовать независимый мониторинг хода эксперимента, эти риски кратно возрастут.

Сергей Шпилько,

президент Российского союза туриндустрии

АКТУАЛЬНО