МЕНЮ

Синигибский

Александр Синигибский: Прожиточный минимум

Фото Информационное агентство ТУРИНФО Остановка деятельности «Капитал Тур» вызвала массу разговоров о необходимости реструктуризации туристического рынка, о вреде демпинга, о необходимости госрегулирования. На этом фоне происходят и пришедшие к нам из развитых стран процессы: усиление крупных брендов, расширение деятельности международных операторов. О том, как эти события скажутся на функционировании рынка, рассуждает генеральный представитель TEZ Tour Александр Синигибский.  

- Одной из причин проблем «Капитал Тур» многие называют продолжительную работу на SPO. Однако не секрет, что этим инструментом активно пользуются и другие туроператоры. Как Вы считаете, может ли рынок функционировать без такого количества спецпредложений? Является ли здоровой нынешняя модель рынка, где демпинг стал заурядным явлением?

- Я бы не стал связывать объем выпускаемых SPO и экономические показатели компании.
Нельзя утверждать, что гибкая маркетинговая политика, а именно реагирование на спрос путем выпуска SPO или спецтарифов, это плохо. Особенно в тех случаях, когда оператор продает большое количество различных направлений: в таких условиях нужно все время осуществлять некоторую коррекцию цен сообразно спросу на рынке. Однако большое количество SPO неудобно даже самому оператору с экономической точки зрения.

Основная проблема устойчивости операторов кроется все-таки не в демпинге как таковом. Туроперейтинг - одна из тех немногих отраслей экономики, где компания получает деньги раньше, чем оказывает услуги. И есть большой соблазн этим деньгами пользоваться, что и происходит. А дальше возникает вопрос разумного отношения к этим деньгам. Кто-то ведет себя осторожно, другие заигрываются. Причем, подчеркиваю, это происходит с клиентскими деньгами, которые не являются выручкой оператора. Многие строят на этом свое благополучие.

Поэтому когда рынок сжимается - например, во время кризиса - туроператорам не хватает клиентских денег, чтобы дальше функционировать. И возникает вопрос: что делать? Мы, например, наблюдали, что во время кризиса некоторые туроператоры из «турецкого клуба», несмотря на рецессию, увеличили свои объемы. Да и «Капитал Тур» делал то же самое. То есть, эти операторы решили, что для них «оборотка», клиентские деньги более важны, чем возможность зарабатывать. Разумеется, когда рынок уменьшается, а оператор увеличивает объемы, это делается только за счет демпинга. И этот сигнал для аналитиков.

- Некоторые операторы заявляют, что если ежегодно не расширяться, это ведет к убыткам и потере позиций на рынке. Получается, Вы с такой позицией не согласны?

- Я считаю, что это полная глупость. Компания не развивается, если она из года в год не получает прибыль, вне зависимости от того, какие обороты она делает. Безусловно, всем хочется увеличить свою долю рынка, занимать высокие места в рейтингах. Более того, считается, что чем больше клиентов у тебя есть, тем большие скидки ты можешь получить от поставщиков - отелей, авиакомпаний. Но на самом деле, когда у оператора сотни тысяч клиентов, увеличение объемов уже никак не влияет на отношения с поставщиками.

Например, наша компания приняла решение не увеличивать в кризис объемы. Параллельно с этим было решено отказаться от ряда отелей, с которыми у нас бизнес не получился. Таким образом, мы перераспределили объемы и не потеряли места в других гостиницах, во многих даже увеличили. И отельеры в ответ предоставили нам определенные преференции.

- Сейчас идет заключение контрактов на летний сезон. При этом не секрет, что в ситуации с «Капитал Тур» многие принимающие компании и отельеры повели себя жестко, отказавшись работать с операторов без предоставления гарантий с его стороны. Не произойдет ли ужесточения в процедуре заключения контрактов для прочих участников рынка?

- С моей точки зрения, «Капитал Тур» контрактингом никогда не занимался. Он просто покупал продукт у принимающих компаний, часто не неся никаких жестких обязательств, не делая никаких предоплат. Совершенно другое дело - так называемые туроператоры полного цикла, имеющие собственные принимающие компании или офисы, которые занимаются контрактингом.

Кроме того, я бы не стал говорить о каких-то сроках заключения контрактов. Этим мы занимаемся на протяжении всего года. И подписание договора как такового часто не является окончанием этого процесса. К контракту могут дописываться приложения, могут обсуждаться новые условия, причем как со стороны туроператора, так и отеля или авиакомпании. Переговоры продолжаются и в высокий сезон. И это не является спецификой работы российских операторов, европейские оказываются в таких же условиях.

Я не думаю, что долговые обязательства «Капитал Тур» перед поставщиками осложнят жизнь других операторов. У каждого из них своя история взаимодействия с отелями. Мы, например, никаких изменений не почувствовали.

- Как скажется на российском туристическом рынке возможный крах «Капитал Тур»?

- А как сказалось на туристическом рынке, например, банкротство Detur? Я бы не сказал, что это значительно меньший по объемам оператор, чем «Капитал Тур». Он просто был меньше разрекламирован. Если посчитать процент туристов, выезжающих за год по линии «Капитал Тур» (компания декларирует 270 тыс) от всего выездного потока (около 12 млн по официальной статистике), мы получим 2,2%. Как такие цифры могут вообще повлиять на рынок?

Другое дело, что компания «Капитал Тур» изначально создавалась как красивый коммерческий проект для того, чтобы быть презентованной западным операторам с целью продажи. И об этом все на профессиональном рынке знают. Поэтому, благодаря рекламе, в головах потребителей они стали считаться одним из лидеров рынка. Но, например, у TEZ Tour есть на российском рынке субагенты, которые делают такие же объемы продаж.

Теперь о долгах участников рынка. Суммы этих долгов никто не знает. Могу говорить только за свою компанию. Да, у TEZ Tour тур есть долги, которые исчисляются достаточно крупными суммами. Но компания имеет против этих долгов активы, и баланс у нас был положительным даже в кризисные времена. Но до тех пор, пока операторы не публикуют свой баланс в открытых источниках, говорить о том, насколько компания устойчива или неустойчива, не приходится.

- Ожидаете ли Вы дальнейших банкротств, и если да, то в каком сегменте туристического рынка?

- Два года назад я прокомментировал интервью Владимира Воробьева (на тот момент - президент «Натали Турс». - ред.), в котором все компании были разбиты на 3 группы сообразно их устойчивости, и в первую группу устойчивости входил «Капитал Тур». Тогда я сказал, что, с моей точки зрения, это будет первая компания, которая покинет высшую лигу, если рынок начнет сжиматься. И за эти откровенные свои мысли я несколько раз подвергался критике. Поэтому я бы не хотел озвучивать прогнозы, хотя они у меня, безусловно, есть.

Могу сказать одно: самые неприятные для рынка банкротства будут происходить с операторами, работающими на массовых направлениях. Дело в том, что на «элитных» направлениях другая экономика и другие параметры той финансовой пирамиды, которая, как я уже сказал, имеется практически у всех. С другой стороны, крупные операторы являются наиболее устойчивыми, поскольку имеют поддержку огромного количества поставщиков, прежде всего отелей, которые, когда оператор попадает в затруднительное положение, часто готовы переносить сроки оплаты.

- В связи со стагнацией «Капитал Тур» прозвучало несколько мнений по поводу необходимости регулирования рынка. Какие из предлагаемых вариантов Вам кажутся наиболее адекватными?

- Рынок сам себя регулирует путем поглощения слабых и усиления лидеров. Я считаю, что любое административное воздействие в данной связи - это плохо, потому что я не видел, чтобы это было сделано в интересах рынка, его профессиональных участников, а также в интересах граждан.

Что касается создания общего денежного фонда для решения проблем операторов, я также считаю, что эта идея не имеет ничего общего с жизнью. Зачем мне, как туроператору, вести рентабельный и честный бизнес, если весь рынок за меня отвечает, если существует круговая порука? Наоборот, если все риски будут застрахованы, и не будет разницы между хорошим и плохим оператором, мне выгодно вести рисковую игру. На такой игре ты либо заработаешь огромные деньги, либо будешь застрахован от потерь государством.

Когда же нам рассказывают о каких-то английских моделях, то хочется вспомнить о банкротстве английских туроператоров, например, компании XL. Тогда не взлетели десятки чартеров, тысячи туристов не смогли вовремя вернуться домой. Также вспоминаются поглощения ряда английских туроператоров немецкими. Поэтому даже на европейском рынке СРО и фингарантии ничего не решают.

- В продолжение темы о регулировании рынка: ведутся разговоры о том, что все российские туроператоры должны работать «вбелую». Насколько это осуществимо?

- Туроператорский бизнес в отличие, например, от промышленного производства, имеет возможность международной интеграции труда. Часто для туроператоров, у которых много направлений, принимающих и отправляющих сторон, формированием продукта занимаются структуры, находящиеся в едином командном центре. И не всегда он располагается в России. У нас, например, это английская компания, которая занимается закупкой продукта.

Я считаю, что TEZ Tour ведет абсолютно «белый» бизнес. Но при этом мы имеем возможность международного разделения труда, правильное расположение центра образования прибыли. С точки зрения российского государства мы, наверное, должны этот центр перенести в Россию и общаться с российскими налоговыми органами. А с точки зрения бизнеса это очень неудобно.

Поэтому что имеют в виду под «белым» бизнесом те спикеры, о которых вы говорите, мне не очень понятно. Если речь идет о том, чтобы все российские туроператоры вели всю отчетность только в России, это невозможно. Не зря же, например, немецкие туроператоры, прежде всего TUI, перенесли головные офисы в Англию. Посчитали, что там более удобное налогообложение. На рынке авиационных услуг тоже есть примеры: в какой-то момент авиакомпания «Трансаэро» решила, что более удобной зоной нахождения для нее станет не Орловская область, а Санкт-Петербург. С точки зрения налоговых органов Орловской области они, наверное, просто ушли в тень. А с точки зрения Санкт-Петербурга - наоборот, появился новый налогоплательщик.

Поэтому бизнес всегда ищет оптимальные для себя варианты. На Западе вообще существует система налогового консультирования, когда ты приходишь в налоговую инспекцию и спрашиваешь: а как платить меньше налогов, что для этого нужно делать? В России же считается, что задающий такой вопрос хочет укрыться от налогов.

Так что все участники рынка занимаются налоговым планированием, и это происходит в рамках закона. Ну а что то, что российские налоговые органы не видят туристов, которые покупают продукт TEZ Tour на Украине - это не проблема туроператора.

- Видите ли Вы возможность дальнейшей экспансии западных операторов на российском рынке, в том числе дальнейшее расширение TUI и Thomas Cook?

- Почти все крупные западные структуры уже пришли на российский туристический рынок. Так что я скорее предвижу экспансию российских операторов на Запад: покупки операторских или розничных структур, открытие офисов. Время для этого уже пришло: на Западе кризис еще не закончился, а Россия в связи с ростом цен на нефть уже вышла из рецессии. Кстати, TEZ Tour наряду с Thomas Cook рассматривал возможность покупки Oger Tours. И у нас по-прежнему есть планы приобретения определенных структур на Западе. Я имею в виду Европу, прежде всего Германию.


Подготовил Дмитрий ЕРМАКОВ
Информационное агентство ТУРИНФО

АКТУАЛЬНО